Исторические уроки icon

Исторические уроки




НазваниеИсторические уроки
Дата конвертации10.03.2013
Размер118.22 Kb.
ТипДокументы
источник
















Исторические уроки

Обсуждая моральные аспекты современной генетики, трудно воздержаться от воспоминаний о событиях первой половины XX века, когда генетика оказа­лась в центре не столько науч­ных, сколько политических и идеологических конфликтов. Это историческое наследие — западная евгеника и советская лысенковщина — до сих пор бо­лезненно воспринимается науч­ным сообществом.

Термин «евгеника» был пред­ложен в 1883 г. Френсисом Галь-тоном (1822—1911), английским психологом и антропологом, двоюродным братом Чарлза Дар­вина, в книге «Исследование че­ловеческих способностей». Евге­ника, по Гальтону, — наука и «ре­лигия», разрабатывающая мето­ды социального, биологического и медицинского контроля, «ко­торые могут исправить или улуч-

шить расовые качества будущих поколений — как физические, так и интеллектуальные». Ис­пользуя искусственный отбор для создания новой человеческой «породы», последователи этой идеи предполагали два направле­ния: практику, направленную на получение потомства с улучшен­ными генетическими качествами (позитивная евгеника), и практи­ку недопущения рождения детей с генетическими аномалиями (негативная евгеника).

Что касается научной стороны этой теории, нельзя не отметить практическое отсутствие на то время достоверных данных о ро­ли наследственных факторов в формировании человеческих качеств (особенно в том, что ка­сается социального поведения человека). Поэтому приходится говорить о евгенике скорее как о политической программе, с са­мого начала основывающейся на крайне примитивных, далеких от

науки механистических пред­ставлениях о влиянии наслед­ственности на развитие челове­ка. Как об идеологии, чей основ­ной моральный порок — отно­шение к человеку как к домаш­нему животному, производителю потомства.

Тем не менее идеи евгеники быстро распространялись и при­обретали огромное влияние, особенно в США. В 1907 г. штат Индиана первым в мире принял закон о принудительной стери­лизации генетически неполно­ценных индивидов (уголовни­ков-рецидивистов, психиатри­ческих больных, алкоголиков и многих других). Вскоре анало­гичные законы появились и в других штатах. К началу Второй мировой войны было проведено около 50 тыс. операций насиль­ственной стерилизации. А в до­полнение к этому 30 (!) штатов приняли законодательные акты, запрещавшие межрасовые бра-

ки. Чернокожее население Аме­рики и индейцы признавались генетически неполноценными, «загрязняющими кровь» предс­тавителей высшей (белой) расы.

Еще более жестокие формы евгеническая политика приобре­ла в нацистской Германии. При­дя к власти в 1933 г., фашисты приняли «Закон о защите потом­ства от генетических заболева­ний». Именно он позволил им за неполное десятилетие совершить около 350 тыс. актов насиль­ственной стерилизации «генети­чески неполноценных» индиви­дов. На основе евгенических идей строилась политика физи­ческого уничтожения миллионов евреев, цыган, славян и предста­вителей других «неполноцен­ных» по нацистским понятиям рас и специальная программа по «эвтаназии» (физическому унич­тожению в газовых камерах) па­циентов психиатрических боль­ниц. И только разгром фашист­ской Германии, а затем победа движения против расовой сегре­гации в США привели к дискре­дитации евгенических идей.

На несколько десятилетий термин «евгеника» практически исчез из научного лексикона. Но к концу XX века под влиянием новейших достижений молеку­лярной биологии, позволивших создать методы прямого вме­шательства в геном человека для исправления его «поломок» (генотерапия) или даже улучше­ния его качества (генетическое совершенствование), он возро­дился в форме либеральной евге­ники. Она уже не ставит своей за­дачей улучшение человеческого рода или отдельной популяции, опираясь на власть государства, новая евгеника лишь предостав­ляет отдельным родителям воз­можность улучшить генетичес­кие качества будущих детей. Та­кие вот своеобразные генети­ческие услуги, приобретаемые в «генетическом супермаркете».

У генетики в СССР совсем иная история. В августе 1948 г. состоялась сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных

наук (ВАСХНИЛ), на которой было принято постановление, объявляющее генетику «буржу­азной наукой», «прислужницей империализма» и признающее единственно научной теорией в биологии концепцию академи­ка Т.Д. Лысенко, отрицающую наличие у живых организмов специфического генетического аппарата, закодированного в ДНК. Генетические научно-ис­следовательские институты и ла­боратории были расформирова­ны, а их ведущие специалисты репрессированы.

И даже тогда, когда широко­масштабные попытки примене­ния на практике лысенковских идей закончились полным про­валом, реабилитация генетики шла чрезвычайно медленно. Только после отставки Н.С. Хру­щева в 1964 г. в стране началось ее возрождение.

Но развитие евгеники и лы-сенковщины наглядно проде­монстрировало человечеству не только пагубные последствия вмешательства идеологии (не­важно какой) в сферу научной деятельности, а и необходимость постановки перед современной наукой помимо специфических проблем еще и проблем обще­человеческих — морально-эти­ческих.

Груз ответственности

Моральные проблемы генетики во многом напоминают те, кото­рые возникают в других разделах биомедицинской науки. Однако есть и определенные особеннос­ти, и связаны они прежде всего со спецификой объекта генети­ческих исследований и манипу­ляций.

Во-первых, страдающим «субъ­ектом» здесь является не только сам индивид, но и целая группа (семья, род, популяция). Если генетик, скажем, обнаруживает у исследуемого ген, вызываю­щий ту или иную патологию, то с большой вероятностью мож­но допустить его наличие и

у близких родственников. А это — предпосылки для конфликта между правом индивида на кон­фиденциальность генетической информации и правом его родственников на нее — она мо­жет касаться и их.

Во-вторых, существует масса наследственных заболеваний, которые сегодня можно только диагностировать, но не эффек­тивно лечить. Нужно ли знать па­циенту, что у него имеется ген, способный раньше или позже вызвать неизлечимую болезнь? Не нанесет ли подобная инфор­мация серьезную психологичес­кую травму человеку, не испортит ли ему тот период жизни, кото­рый он мог бы провести вполне благополучно, если бы не знал о своем фатальном диагнозе? Нас­колько целесообразно не только для индивида, но и для общества тратить ресурсы на создание и широкое применение диагности­ческих тестов, выявляющих та­кие генетические аномалии?

В-третьих, предметом заботы врача-генетика зачастую являет­ся здоровье и благополучие еще не рожденного или даже не зача­того индивида. Развитие генети­ки непосредственно связано с идеей справедливого распреде­ления ресурсов между ныне жи­вущими и будущими поколения­ми. Можно ли, и если да, то в какой мере, считать существую­щим еще не рожденного ребен­ка? Имеет ли он право на то, что­бы для охраны его здоровья часть средств общество забирало у тех, кто уже живет? Ответить на эти вопросы непросто, но и остав­лять их без внимания тоже нель­зя, ведь общество, которое не заинтересовано в развитии и применении генетики, факти­чески не заинтересовано в своем будущем.

В-четвертых, существует раз­рыв между вероятностным сти­лем мышления в генетике и тем механистическим стилем, кото­рый характерен для публично­го представления генетических знаний. С какими бы проблема­ми генетики мы ни сталкива-

лись, практически везде прихо­дится иметь дело не с однознач­ной, а с вероятностной инфор­мацией — может быть, а может и не быть.

Принятие в подобных случаях морально обоснованных реше­ний требует и от врача-генетика, и от пациента умения «взвеши­вать» вероятностные оценки, учитывать не только прямые, но и отдаленные последствия того или иного выбора. Трудности выбора, который в конечном счете приходится делать самому пациенту, приводят к появлению особой группы специалистов-консультантов, в обязанности которых входит предоставление и объяснение пациенту всей не­обходимой (и доступной) для принятия ответственного реше­ния информации. Аналогичные проблемы возникают и при гене­тическом тестировании (добро­вольном, по просьбе пациента, или обязательном, например, в некоторых случаях при приеме на работу).

К. слову сказать, в последние годы возможности тестирования наследственных заболеваний возрастают благодаря введению в практику методов ДНК-диаг­ностики, которая позволяет про­водить прямое обнаружение ге­нов, вызывающих те или иные расстройства в любых клетках организма. Но как будет исполь­зоваться подобная генетическая информация — во благо пациен­та или станет клеймом для ре­бенка и всей семьи? Вот только один бытовой пример. Коррес­пондент районной газеты в статье, посвященной проблемам местной экологии, сообщил, что у жительницы одного из посел­ков родился «ребенок-мутант». И хотя имя родившей матери не сообщалось, фактически прои­зошло разглашение информа­ции — за последнее время в этом поселке родился лишь один ре­бенок. Слово «мутант» вызвало враждебное отношение со сторо­ны односельчан.

И хотя никаких рациональных оснований для подобной кол-

лективной агрессии нет, следует иметь в виду опасность предрас­судков, которые бывают особен­но близко связаны с родовыми отношениями и невежественны­ми представлениями о наслед­ственности. Генетический диаг­ноз может послужить основани­ем для социальной дискримина­ции. Поэтому следует обратить особое внимание на сохранение конфиденциальности генетичес­кой информации.

Есть в этой области и другие проблемы, к примеру, возникаю­щие тогда, когда вред может при­чинить сама процедура медико-генетического тестирования. Так, ряд наследственных заболе­ваний уже сегодня можно диаг­ностировать на этапе беремен­ности (внутриутробно) методом амниоцентеза. Но, к сожалению, он не вполне безопасен — есть риск прерывания беременности. При медико-генетических пока­заниях, свидетельствующих о ре­альной возможности рождения ребенка с генетической патоло­гией, обычно считается, что опасностью выкидыша можно пренебречь. Однако если к вра­чам с просьбой о проведении ам­ниоцентеза и тестирования пло­да обращается практически здо­ровая женщина, с минимальной вероятностью наследственных патологий, возникает серьезная моральная проблема. Да, нерож­денный плод юридически не за­щищен, но с моральной-то точ­ки зрения он как будущая лич­ность обладает правом на жизнь, и его интересы должны приниматься в расчет.

«Геном человека»

Это — особая веха в истории раз­вития генетики и биоэтики. В ре­ализации этого международного проекта (1989—2002 гг.) приняли участие специалисты в области молекулярной биологии из мно­гих стран мира (в том числе и России). Основная часть иссле­дований проводилась в США, Канаде, Японии и странах Евро-

пейского Союза. Цель проекта состояла в описании нуклеотид-ных последовательностей ДНК всех человеческих хромосом. И она была успешно реализована: теперь ученые получили полную карту человеческого генома (кстати, общее число генов че­ловека, около 30 000, оказалось в 2—3 раза меньше, чем предпола­галось до завершения проекта) и новое научное направление — геномику. И работа продолжает­ся: идет описание локализации всех генов, устанавливаются гены (их комбинации, последователь­ности), ответственные за возник­новение конкретных заболева­ний или предрасполагающих к их развитию.

Проект «Геном человека» уни­кален. Это первый в мировой практике крупномасштабный проект, который в рамках одной организационной структуры сов­мещал конкретное научное иссле­дование (в данном случае генома) и изучение социальных, моральных и правовых условий и последствий его реализации. По мере изучения генома отслеживались возника­ющие моральные затруднения и предлагались специальные мо­рально обоснованные правила и правовые процедуры для их разрешения. Мы остановимся на них, обсуждая одну из конкрет­ных генетических технологий.

Терапия генов

Целью генетической терапии яв­ляется «исправление» деятель­ности генов, которые вызывают или способствуют развитию конкретных заболеваний или па­тологических состояний. Не­смотря на то что первые исследо­вания в этой области начались в 1990 г. и уже осуществлено нес­колько сотен процедур, геноте-рапия остается сугубо экспери­ментальной областью, далекой от широкого внедрения в меди­цинскую практику.

Принято различать два вида генотерапии — генотерапия за­родышевых клеток и генотера-.

Казус Джесси Джелсингера


В 1999 г. в клинике Пенсильванского института генной терапии через че­тыре дня после попытки введения сконструированного исследователями аденовируса (вектора) для лечения наследственной болезни печени умер восемнадцатилетний пациент Джесси Джелсингер. Смерть наступи­ла в результате токсической реакции клеток печени на вектор.

Причиной трагического исхода были многочисленные нарушения, до­пущенные исследователями:

ученые не проинформировали пациента и этический комитет, давав­ший им разрешение, о двух случаях гибели обезьян в эксперименте от аналогичных причин;

не были учтены негативные результаты аналогичных предшествующих испытаний с меньшей дозой переносимого вируса;

лечение было начато в период обострения заболевания, хотя была возможность улучшить состояние пациента обычными медикаментозны­ми средствами;

исследователи вообще не имели права на проведение испытания на мужчине, поскольку разрешение комитета касалось только пациентов-женщин, у которых это заболевание протекает легче.

За всеми этими нарушениями стоял серьезный мотив - Пенсильванс­кий институт представляет собой коммерческую организацию, которая слишком торопилась добиться возврата полученных крупных инвестиций.

пия соматических клеток. К за­родышевым относятся клетки, из­менение генома которых в обыч­ных условиях полового размно­жения будет передаваться по наследству потомкам. Это мужс­кие (сперматозоиды) и женские (яйцеклетки) половые клетки, а также клетки эмбриона. К со­матическим относятся диффе­ренцированные клетки организ­ма человека (например, клетки печени, нервной системы, кро­ви, мышечных тканей и т. д.). Изменения в генотипе этих кле­ток в обычных условиях переда­ваться по наследству не будут.

Чтобы понять смысл мораль­ных проблем генотерапии, необ­ходимо хотя бы в самом общем виде понять особенности мето­дов ее проведения. Понятно, что генетик — не часовщик, он не может взять пинцетом сломан­ную «деталь» генетического ме­ханизма, удалить ее, а затем пос­тавить новую. Вместо пинцета он использует особый переносчик фрагментов генома — так назы­ваемый вектор. Чаще всего в ка­честве вектора используются ви­русы, в геном которых введен тот самый ген, который надо пере­нести и который необходим для нормального функционирования генома страдающего человека.

Перенос вектора — это инфи­цирование вирусом-вектором отдельных клеток (когда они изъяты из организма) или орга­низма в целом. Вступая во взаи­модействие с геномом страдаю­щего человека, вирус как бы пе­редает ему часть своей генети­ческой информации, в том числе и необходимый для лечения ген. В ряде случаев таким образом удается получить обнадеживаю­щий результат. Однако до сих пор эффективность этого мето­да недостаточна. Чрезвычайно сложно обеспечить точное попа­дание переносимого гена в нуж­ные для лечения клетки. Причем даже если этот ген удается пере­нести в нужную клетку-мишень, он далеко не всегда начинает в ней «работать», либо же его ак­тивность (экспрессия) оказыва-

ется слишком низкой. Но пере­носимый ген может и ошибиться адресом, попасть в другие клет­ки, тогда его активность может стать опасной, патогенной для организма. Уже описаны случаи возникновения лейкоза как следствия генотерапевтического вмешательства. Возможны и не­гативные иммунологические ре­акции на вирус-вектор.

Несмотря на все нынешние сложности специалисты считают применение генной терапии перспективным методом, осо­бенно для лечения наследствен­ных заболеваний, которые вызы­ваются одним геном. Предпола­гается, что именно введение в организм генетического матери­ала, содержащего нормально функционирующий ген, вызовет решающий терапевтический эф­фект. Значительные надежды связываются также с разработ­кой эффективных методов ген­ной терапии СПИДа, рака, сер­дечно-сосудистых заболеваний.

Но это — перспектива, а в нас­тоящее время ни один из сущест­вующих методов генной терапии не может считаться достаточно отработанным и надежным. Что естественно, особенно если учесть, что, к примеру, на клини­ческую отработку сейчас уже ру-

тинных и широко практикую­щихся методов пересадки кост­ного мозга и внутренних органов ушло почти четверть века. Учи­тывая неоднозначность резуль­татов и непредсказуемость нега­тивных эффектов, эксперимен­ты по генной терапии разрешены лишь на соматических клетках. На зародышевых клетках они повсеместно запрещены — высо­ка вероятность передачи нега­тивных изменений потомкам.

С большой степенью уверен­ности можно предполагать, что в ближайшие десятилетия генная терапия не покинет области ме­дико-биологических и клини­ческих экспериментов. Но, пос­кольку генная терапия связана с вторжением в наиболее интим­ные механизмы жизнедеятель­ности, уже сегодня в отношении нее необходимо разрабатывать соответствующий набор право­вых и этических регламентирую­щих норм. Дальновидна полити­ка тех государств, которые уже сейчас учреждают специальные национальные этические коми­теты, составленные из независи­мых экспертов и представителей общественности, для междис­циплинарной экспертизы всех заявок на проведение клиничес­ких испытаний в этой области.



Похожие:

Исторические уроки iconУрок литературы в 7 б классе на тему: «Урок Мужества и Доброты по рассказу В. Г. Распутина «Уроки французского». Чем человек умнее и добрее
Материал к уроку: портрет В. Распутина, рассказ В. Распутина “Уроки французского”, рисунки детей по рассказу, интерактивная доска,...
Исторические уроки iconЭкзаменационные вопросы по истории. История как наука. Исторические источники. Основные концепции исторического развития
История как наука. Исторические источники. Основные концепции исторического развития
Исторические уроки iconДокументы
1. /уроки/учитель Кругликова Л.В. Новогодний сценарий НОВОГОДНИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ.doc
Исторические уроки iconРабочая программа внеурочной деятельности по духовно-нравственному направлению уроки нравственности Автор-составитель
Планируемые результаты освоения обучающимися программы внеурочной деятельности «Уроки нравственности»
Исторические уроки iconПравила постановки обучающихся моу «Средняя общеобразовательная школа №3» на внутришкольный учет
Правила для учащихся пропускающие уроки без уважительной причины, употребляющие алкоголь и другие вредные для здоровья вещества,...
Исторические уроки iconАннотация
Научить анализировать исторические, статистические материалы, статьи средств из средств массовой информации, Интернета
Исторические уроки iconПрограмма на все времена, на все исторические и политические эпохи
Выступление В. В. Путина на VI съезде Всероссийского педагогического собрания 31 мая 2011 года
Исторические уроки iconСеминар заместителей директоров по воспитательной работе по теме: «Воспитание гражданственности и патриотизма у школьников»
«Воспитание гражданственности и патриотизма у школьников», в котором приняли участие 14 классных руководителей нашей школы. Все классные...
Исторические уроки iconУроки счастья Новости, Администрация, 15 Января 2013 21: 34 Комментариев: 0 в ноябре, в нашей школе проходила акция «Жизнь прекрасна»
В ноябре, в нашей школе проходила акция «Жизнь прекрасна». В ней приняли участие учащиеся начальной школы. В 1-2 классах прошли «Уроки...
Исторические уроки iconИсторические этапы развития психологической науки Содержание
При этом язычники часто придавали стилю поведения небожителей коварство и мудрость, мстительность и зависть, иные качества, познанные...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©sov.opredelim.com 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов